Побывать в Гран Рапидс, штат Мичиган, мне хотелось с тех пор, как я получила открытку с ярко красным маяком, стоящим на берегу одного из Великих озер. Особенно меня впечатлил контраст между песчаными дюнами, искрящийся синей водой и алым маяком. Открытка долго стояла на моем рабочем столе и порой уносила меня далеко-далеко, прочь от рутинных забот – на поющие пески далекого озера…

Гранд Рапидс встретил нас непогодой – моросящий дождь, смывающий белые пушистые сугробы декабрьского снега. Только один день подарил нам солнце, да и то ненадолго, тучи очень быстро вернулись на свое привычное место. Но погоду, как известно, не выбирают…

Первым делом мы поехали в парк Grand Haven, где расположен один из красных маяков. Холодный ветер, казалось, пронизывал насквозь и практически сбивал с ног, к приятным ощущениям добавлялись ледяные брызги, приносимые с озера. Но, несмотря на холод, серую бескрайнюю водную гладь с белыми барашками пены и бледный песок — это был маяк с моей открытки.

Маяк Grand Haven (1839)

Следущая остановка в пути – бухта Холланд, поселение датских эмигрантов, с еще одним красным маяком – Большим Красным (Big Red), как его называют местные жители. Мы позавидовали маяку, защищенному стальными пластинами от сильного ветра, который пробирался под наши куртки совершенно беспрепятственно и решили перебазироваться в несколько более теплое место — сады Мейера.

Большой Красный Маяк (Big Red)

Сады Мейера обрадовали нас теплым золотистым светом и большой выставкой новогодних деревьев из разных стран мира. Самыми интересными экспонатами оказались украинское и русское деревья — никогда бы не подумала, что у нас принято украшать елку большими черными пауками и паутиной. Как-то больше похоже на местный Холлуин. Быстро надвигающие сумерки и мелкий дождь не располагали к прогулке по садам с замечательными скульптурами. Удалось увидеть только бронзовую «Американская лошадь», скульптора Нина Акаму, копию знаменитой скульптуры Леонардо да Винчи, которая была уничтожена до выплавки.

Рождественский вертеп

Весь следующий день мы посвятили прогулке по центру, немного истории, знаметых и не очень построек — всего около 10 блоков, перемещающих нас из 19 столетия в Белый Дом 1970-х годов, с зеленой набережной парка Ах-Наб-Ауен (Ah-Nab-Awen), где раньше было индейское поселение к ажурному пешеходному мосту через реку Grand River и к небольшим небоскребам. И обратно в 19 век – улица Монро – три блока старинных зданий с магазинами и ресторанами, и далее каменные ангелы на окнах здания Музыкального Общества Св. Цецилии, стрельчатые окна Собора Св. Андрея. Кружа по городу, мы добираемся до Сити Холл – здание городского совета с знаменитой скульптурой Александра Кальдера «Грандиозная Стремительность» (La Grande Vitesse) – ее изображения можно увидеть везде — от уличных указателей до мусорных баков. La Grande Vitesse была символом первого Фестиваля Искусств в 1970 году и с тех пор стала символом города или скорее отражением его артистической души.

'Грандиозная Стремительность' (La Grande Vitesse) Алекса Кальдера

Весь последний день мы бродили по Холму Наследия – небольшой район на восток от центра Гранд Рапидс, ограниченный Лафайет Авеню (Lafayette Avenue) с запада, улицей Плезант (Pleasant Street) с юга, Юнион Авеню (Union Avenue) с востока и улицей Мичиган (Michigan Street) с севера. Первое здание было построено в 1845 году и, начиная с 1860, началась активная застройка. Начали мы с дома, который рассположен в самой середине и который давно хотелось увидеть – дом Мейер Май (Meyer May House) – один из последних домов архитектора Френка Лойда Райта (Frank Lloyd Wright), постороенных в прерия-стиле. В отличии от типичных викторианских домиков этот дом органично вписывается в ландшафт, не нарушая ни единой линии и изгиба. Такое впечатлении, что он так и стоял на этом самом месте с начала времен.

Окна, Дом Мэйер Май

По количеству окон нельзя предсказать, сколько комнат в доме, для внешней симметрии, например, Райт добавил окно в кладовке. Вход находится не с фронтальной части дома, а с боковой, а отрывающееся внутреннее пространство просто захватывает дух. Отделка комнат, ковры, дизайн окон, мебель – все было спроектировано и сделано в одном стиле. В таком доме чувствуешь себя очень уютно, как-то по-домашнему, так и хочеться остаться, присеть у окна на широкую скамью с множеством подушек, открыть книгу и ждать пока кто-то принесет тебе чашечку горячего душистого чая…

Еще один дом привлек наше внимание – дом Войта (Voigt House Victorian Museum) – посторенный в стиле французкого шато в 1908 для основателя магазина одежды Май в Мичигане (May’s of Michigan clothing store). На веранде дома стояла группа старушек в нарядных платьях и огромных причудливых красных шляпах, они беседовали, смеялись, позировали для фотографий, а потом как птички упорхнули внутрь дома. Даже не знаю, что они отмечали, но на душе стало как-то веселее и теплее от их радосного щебета.

Дом Войта (1895), Heritage Hill

Три дня — много это или мало… Пролетели они очень быстро, даже как-то незаметно. Очень много осталось не увиденным – фестиваль тюльпанов в Холланде, скульптуры сада Мейер, датские ветрянные мельницы… Наверное пришла пора опять паковать сумку…

Гранд Рапидс, Мичиган, Декабрь, 2003

Фотографии

'Грандиозная Стремительность' (La Grande Vitesse) Алекса Кальдера

Оставить комментарий

Несколько зимних дней в Гранд Рапидс, Мичиган (Grand Rapids, Michigan) (2 Comments)

  1. Скульптура необычная, люблю такое все непонятное. Заставляет подумать, пофантазировать))